Валентин Турчин – Инерция страха. Социализм и тоталитаризм

Вероятно, никогда в истории человечества не было такого постоянного, повсеместного и всем обществом принятого несоответствия между словами и действительностью, как в нашей стране в течение последних ти лет. Когда человек начинает о белом говорить, что оно — белое, а о черном — черное, его за это наказывают, и он попадает в отщепенцы, диссиденты. Я хочу перечислить важнейшие из этих идей: Однако в некотором отношении нынешний вариант существенно отличается от первоначального, что объясняется наличием между ними семилетнего интервала. Даниэля прозвучали имена А. Можно было надеяться, что в стране имеется какое-то социально значимое меньшинство, готовое активно добиваться осуществления демократических перемен. Свою задачу я, как и многие самиздатовские авторы того времени, видел прежде всего в том, чтобы наметить идейную основу для выявления и объединения усилий этих людей. Действуя с позиций градуализма, я сделал кое-какие терминологические уступки, подчеркнул точки пересечения своей системы взглядов с официальной советской идеологией и исключил из рассмотрения многие важные аспекты, по которым имеет место расхождение. Я считал, что остальное должно быть понятно по умолчанию, если есть желание понять.

Наука и шахматы - Инерция страха социализм и тоталитаризм

Железный наш кулак сметает все преграды. Стругацкий3 Другой характерной чертой перехода тоталитарного общества в стационарный режим является перенос центра тяжести пропаганды с поклонения конкретным людям — героям, полубогам, которым мы обязаны нашей счастливой жизнью, на поклонение более абстрактным, но зато непрерывно воспроизводящимся понятиям: Один американский журналист спросил меня как-то: Кем их учат восхищаться в школе и кем они на самом деле восхищаются?

Сталин умер в году, массовые репрессии прекратились, еще двадцать пять лет действовала инерция страха. Готовность всюду.

Содержание Отрывок из книги Будьте спокойны Есть несколько характерных отличий нашей эпохи от сталинской, которые свидетельствуют о переходе тоталитарного общества в стационарную фазу. Первое и самое важное из них таково. Во времена Сталина ни один человек не был уверен в своем завтрашнем дне: Это сравнение, разумеется, целиком в пользу нынешнего режима. Нельзя признать совершенным строй, который уничтожает своих сторонников.

Сталинская мясорубка была нужна, чтобы внушить человеку Великий Ужас перед государством, чтобы перевоспитать его в новом, тоталитарном духе. И это делалось с размахом, с запасом. Шло экспериментирование, разрабатывались новые методы. При этом, естественно, нередко переступалась граница необходимого: Перегиб здесь, перегиб там Теперь это слово вышло из моды.

«Инерция страха» В.Турчина

Социализм и тоталитаризм Валентин Турчин. В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг.

2, МИГПИ, М. ; В. Турчин, Инерция страха, Антология самиздата, т. 2, МИГПИ, М.,; Е. Эткинд, Отступление о взбесившейся форме, «Самиздат .

Как страничка в своем букваре. Но это не весь ответ. В 46 лет пересаживаться на чужую почву — это значит никогда на ней полностью не прижиться. Об этом нет и речи. Он как бы связующее звено между двумя странами, которое полностью не принадлежит ни одной из них. Не слишком приятная ситуация. Правда, она имеет и свои плюсы: Но все-таки, если бы можно было этого избежать — я оттягивал эмиграцию до самого последнего момента, до того, как тюрьма стала неизбежной — я бы ни за что не уехал.

Это вопрос выбора между либеральной и религиозной концепцией. В последнее время мир движется в сторону либерализма, в сторону Человека. Она принесла много благ и преобладает по сей день в философии западного мира.

Скачать книгу бесплатно:

Философия , Политика В данной работе В. Турчин анализирует сущность политических строев, существовавших в СССР и странах Запада в е гг. Основное внимание уделяется системным аспектам:

ВАЛЕНТИН ТУРЧИН ИНЕРЦИЯ страха ИЗДАТЕЛЬСТВО"ХРОНИКА ВАЛЕНТИН ТУРЧИН ИНЕРЦИЯ страха СОЦИАЛИЗМ И ТОТАЛИТАРИЗМ.

Оба условия постепенной демократизации, давление снизу и способность к реформам наверху, не выполняются у нас, в сущности, из-за страха, а точнее, из-за инерции страха, вошедшего в нашу жизнь при Сталине. Страх, который парализует общество это страх сталинских жертв, страх, испытываемый властью, — страх самого Сталина. Пришедший к власти в результате невиданного в истории террора, Сталин подозревал каждого в тайном вынашивании планов возмездия, в каждом видел скрытого врага.

Очевидно, этот элемент и до сих пор сохраняется в высшем руководстве. Жестокие и бессмысленные репрессии против инакомыслящих которые вовсе не стремятся к вытаскиванию руководителей из их кресел свидетельствуют о наличии этого элемента и в то же время регенерируют, подкрепляют его. Чтобы разорвать его, нужен хотя бы какой-то минимум доверия между властью и обществом, чтобы разграничить борьбу за идеи от борьбы за власть. Но при той пелене страха и лжи, которая нас окутывает, даже достижение этого минимума — труднейшая задача.

Власть настолько боится реальных проблем, которые стоят перед страной, что даже не хочет назвать их по имени; она предпочитает отрицать очевидные факты. Это политика страуса, который прячет голову в песок от страха.

ИНЕРЦИЯ страха

Социализм и тоталитаризм Инерция страха: Социализм и тоталитаризм Турчин Валентин Сущность того, что происходит сейчас в Советском Союзе, может быть выражена следующим образом: Времена Ленина и Сталина были героической эпохой нового общества, когда оно еще только создавалось, и перед его создателями стояла трудная задача:

Валентин Фёдорович Турчин (14 февраля , г. Подольск, Московская область — 7 Кибернетический подход к эволюции», «Инерция страха.

Семь лет спустя Каждый раз, когда я берусь писать об общественных проблемах в нашей стране, я сталкиваюсь со следующим противоречием. С одной стороны, я — убежденный эволюционист и реформист, еще точнее хотя это слово у нас мало принято — градуалист, сторонник постепенных преобразований, проводимых параллельно с эволюцией общественного сознания. В этих воззрениях я не одинок: Хотя и говорят, что история учит только тому, что она никого ничему не учит, это, к счастью, не совсем так. Результат большевистской революции научил нас не верить пламенным призывам одним махом уничтожить правящий класс, сломать государственную машину и построить на ее обломках новое общество, справедливое и процветающее.

Поэтому меньше всего хотел бы я становиться по отношению к существующему строю и правящему классу в ту позу безоговорочного отрицания, в которой находились в свое время большевики. Нам необходим критический, но конструктивный анализ ситуации. Задачу критиков я вижу не в том, чтобы противопоставить себя правящему слою как враждебную ему силу, а в том, чтобы нащупать путь, который позволил бы выйти из тупика и приступить к давно назревшим преобразованиям.

Инерция страха

Отношения России и Европейского суда по правам человека по-прежнему находятся в острой стадии. Об этом свидетельствуют заявления российских политиков и функционеров. Они считают, что структура саморазрушается — у нее уже осталось мало ресурсов и почти нет никакого реального влияния. Дискредитировала же она себя пассивным отношением к нарушениям общеевропейских ценностей различными странами. Гражданам мало не покажется.

«Инерция страха» – это настоящий самиздат. Александр Костинский. А как по вам ученикам школы Рефал Турчина ударило, то, что он попал в опалу.

Инерция страха и попытки прорыва: Второй съезд советских писателей Просмотров: : В статье показывается, как театральная интеллигенция предпринимает попытки переосмыслить идеологические функции литературы и переопределить векторы развития советской драматургии того времени. Однако в ситуации продолжающихся публичных кампаний травли и преследования инакомыслия сообщество свободомыслящих литераторов оказалось неспособно противостоять бюрократии, интеллектуальной инерции и наследию репрессий.

. , , , , . , -, , , 1. Состояние драматургии и драматургов в — годах: Историко-культурный контекст накануне 2-го съезда писателей Во второй половине х — е годы проблема нового самоопределения советской империи в изменившемся мире заняла особое место. С окончанием войны Сталина, власть которого в результате победы народа лишь усилилась, всерьез тревожило утверждение союзниками демократических ценностей.

Реферат: Валентин турчин инерция страха социализм и тоталитаризм

Нам очень важна наметившаяся пунктиром функция журнала - демонстрировать читателю, предъявлять значительные фигуры наших современников. Для плавности перехода вступительную заметку о Турчине физике и математике, получившем мировую известность благодаря работам по кибернетике и теории программирования я начну с необыкновенно популярной в х годах книжки-сборника юмористических эссе, карикатур, шутливых научных статей, анекдотов, так или иначе относящихся к физике и физикам.

Турчин , но общая редакция была за Турчиным. Новые, жесткие, опасные маркеры-мимы были много прочней легких и смешных прежних. Итак, в конце х - середине х годов. Турчин стал одной из ключевых фигур оппозиции.

Книга «Инерция страха. Социализм и тоталитаризм» автора Турчин Валентин Фёдорович оценена посетителями КнигоГид, и её читательский рейтинг.

Рука человека с ее пальцами, свободными от взаимного давления и управляемыми из общего центра - мозга, являет собой пример кибернетической интеграции. Это рука, которая может делать операцию на сердце и играть на фортепьяно. Кулак - это символ механической, тоталитарной интеграции. Он способен лишь громить, разрушать, уничтожать. Я говорю о статье Шафаревича"Социализм", которая в свое время меня очень удивила. Я не ожидал от человека с математическим образованием, крупного ученого такой алогичности, такой явной подтасовки фактов.

Черта эта - вполне общечеловеческая, и свойственна отнюдь не только одним социалистам, но почему-то именно у социалистов Шафаревич расценивает ее как проявление инстинкта смерти и"пафос гибели". Приводя замечание Энгельса о неизбежности охлаждения Земли, Шафаревич и здесь усматривает никак не"плоды работы научного ума, вынужденного склониться перед истиной, как бы сурова она ни была", но проявление инстинкта смерти. В тот же котел идет убеждение Мао, что"гибель половины населения Земного шара была бы не слишком дорогой ценой за победу социализма во всем мире".

Затем ставка делается на теорию Фрейда, что инстинкт смерти является одной из двух основных сил, определяющих психическую деятельность человека. А дальше логика такова: Я все-таки думаю, что инстинкт смерти если он и существует здесь ни при чем. Разрушительные и тоталитарные аспекты социализма, которые мы наблюдаем в истории, представляются мне не ядром этого явления, а его оболочкой, шлейфом, который можно и обрубить, если понять его происхождение. Каково же ядро социализма?

CJ Hobgood on Fear, Religion, and Surfing as an Addiction - The Inertia